Версия для слабовидящих

Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования

Городской психолого-педагогический центр

«Потенциал»

пр-т Комсомольский, д.77

+7 (3852) 38-03-77

пр-д. 9 мая, д. 4

+7 (3852) 35-90-80

04 telefon doveriya копия

08 deti online копия

 

«Когда тебя усыновляют, это значит, что в какой-то момент ты был нежеланным ребенком»

 

Журналист Тодд Вандерверфф, которого самого когда-то усыновили, рассказал о том, чему научил его опыт жизни в приемной семье. Его рассказ напечатал портал Vox.

В России в детдомах и интернатах живут десятки тысяч детей, у которых нет родителей. Многие раздумывают над тем, чтобы взять ребенка в семью.  Но основным препятствием часто становится убеждение в том, что чужой ребенок не станет своим.

Приемная семья — это настоящая семья

Меня часто спрашивали, знаком ли я со своими настоящими родителями. На такой вопрос, я всякий раз уверенно отвечал: «Да, я с ними вырос».  Мне кажется, это неправильно, когда люди полагают, что родителями становятся в тот момент, когда рожают ребенка в роддоме, и впервые видят его лицо. Для многих это так, однако в моей жизни произошло иначе. Моя мать родила меня, когда была студенткой колледжа. Она была не в самой лучшей ситуации, чтобы растить ребенка. Поэтому через некоторое время она отдала меня в организацию, которая, в свою очередь, передала меня в приют, где я провел первые два месяца жизни. А потом супружеская пара из Южной Дакоты, которая давно безуспешно пыталась родить ребенка, приняла меня в свою жизнь и вырастила.                                                                                                                   Мои родители были рядом, когда меня обижали в школе, когда меня бросали девушки, когда мне нужна была машина, чтобы ездить до школы и на работу. Проблемы с родителями, которые бывают у каждого и которые мы часто обсуждаем с друзьями, супругами или психологами, у меня связаны с этими двумя людьми.                                                   То же самое относится к моей сестре. Это моя сестра, несмотря на то, что нам далеко до совпадений в ДНК, которые обычно бывают у кровных братьев и сестер. Она — та девочка, которая бесила меня в детстве, и та женщина, на чьей свадьбе я с гордостью был шафером. Она — единственный человек, который полностью понимает, каково это — быть детьми наших родителей, со всеми их особенностями, точно так же как ваши братья и сестры понимают, каково это жить с вашими родителями. Иными словами, мое имя - Тодд Вандерверфф. Именно оно указано в моем свидетельстве о рождении, несмотря на то, что получил я его лишь через два месяца после рождения. Мои родители — это моя настоящая семья, потому что именно они переписали мое прошлое и сделали меня своим сыном. Это, и правда, удивительно!

В то же время это не твоя родная семья, и порой ты чувствуешь себя, будто ты с другой планеты

Некоторые сироты ассоциируют себя с Кларком Кентом — одним из самых известных усыновленных детей-сирот. Он тоже любил своих приемных родителей и тот мир, в который он попал, однако в нем всегда оставалось что-то, что связывало его с тайной историей, которую он хранил в своем сердце. Поговорив с другими сиротами, я понял, что у каждого из них есть странная связь между официальной и личной историей.                         Я часто рассказывал своей жене, как, будучи подростком, я иногда чувствовал себя инопланетянином, помещенным среди людей, которые никогда не поймут устройство его организма. В конце концов, она, закатив глаза, сказала, что так чувствуют себя все подростки. Однако многие приемные дети подтверждали, что и у них было похожее ощущение.                                                                                                                                                 Конечно, всякий подросток иногда поражается, что «эти люди» — его родители. Однако приемные дети в некотором смысле действительно знают, что «эти люди» не их родители, по крайней мере, если судить по ДНК. А если вы даже не похожи на своих родителей, братьев и сестер, то этому есть еще больше подтверждений.                                                        Даже маленькие дети часто проверяют границы, пытаясь нащупать путь к собственной индивидуальности посреди хаоса детства. Приемным детям, особенно в подростковом возрасте, даются внешние подтверждения того, что они отличаются от других членов своей семьи.

У приемных детей действительно есть связь с кровной семьей, и она очень сильна

Я тоже нашел свою кровную семью. И нет ничего на земле, что могло бы сравниться с этим ощущением. Это мощное открытие, которым я мечтал бы поделиться с каждым.      Встреча с биологическими родителями, с братьями и сестрами, которые только недавно узнали, что ты существуешь, момент, когда вы заходите в дом своей кровной семьи, даже если всего на чашку чая, подобен путешествию из знакомого мира в другую историю вашей жизни.  Вы слушаете истории о сумасшедших вечеринках, которые организовывали ваши родители, о том, какой избалованной была ваша сестра в детстве, какую газировку любил пить ваш отец, и вам становится так легко, так просто представить себя посреди всего этого, даже если вы знаете, что вас там не было. Однако вы знаете, что вы могли бы быть там, если бы не решение, которое кто-то когда-то принял за вас.                                           Однако по разговорам с другими приемными детьми я понял, что они предпочитают жизнь, в которой они выросли. И все же связь с тем, другим «Я» может быть завораживающей. День, когда я впервые познакомился со своей биологической сводной сестрой — одной из немногих людей на этой планете, похожих на меня, — и мы обнялись, был одним из самых лучших дней в моей жизни. И сравнить его можно только с моментом, когда мгновением позже я впервые увидел своего сводного брата.                          Это были не просто объятия людей при первой встрече. Это были объятия тех, кто знал друг друга всю свою жизнь, но ни разу не имел возможности сказать друг другу ни единого слова.    Однако это все, что можно сказать о кровной семье

Если говорить о связи между кровной семьей и семьей, воспитавшей тебя, то связь с последней, безусловно, сильнее.

Мы с сестрой часто смеемся над тем, какие мы трудоголики и как часто мы погружаемся в какие-то проекты, посвящая им все время, пока не закончим начатое. Почему мы стали такими объяснить невозможно, если не вспомнить, как часто наш отец повторял, что «если работу и стоит делать, то стоит делать ее хорошо». Эту фразу он говорил едва ли не чаще, чем все остальные наставления, обращенные к нам. И, конечно, будучи детьми, мы закатывали глаза, однако, как и всех детей, его наставления пропитывали нас. То же самое подтверждают другие приемные дети. Есть вещи, которым они научились у приемных родителей и поняли это, только уже будучи взрослыми. Это то, чем они могут гордиться или, наоборот, чего стыдятся. Это никак не относится к ДНК, но связано, прежде всего, с тем, как они усвоили уроки своих приемных родителей.

Страх быть брошенным мучает приемных детей намного чаще, чем многие думают

Это один из самых серьезных страхов, о котором приемным детям говорить труднее всего, даже с психологом. Об этом страхе написано множество научных работ, некоторые из которых даже предполагают, что этот страх осознается и младенцами.                                          Мы знаем, что детям нужно чувствовать безопасность и стабильность и что они многое понимают, даже будучи в утробе матери. Поэтому усыновление, особенно если ребенок ждет его неделями, месяцами или даже годами, становится ранней травмой, которая создает полное потрясение. Этот хаос покрывает жизнь приемных детей на какое-то время и никогда не исчезает полностью. В моей жизни и в жизни многих приемных детей это было именно так. Когда тебя усыновляют, это значит, что в какой-то момент, ты был нежеланным ребенком. Быть нежеланным порой значит быть тем, кому желали лучшего — наверное, чаще всего бывает именно так. Однако это все равно остается той частью твоей жизни, которую ты не можешь изменить, тем внутренним механизмом, который, если ты ему позволишь, постоянно будет напоминать тебе о том, что ты не достаточно хорош. В моей жизни это привело к постоянному желанию не бросать ничего и никого, даже в тот момент, когда многие уже давно поставили бы точку. Благодаря этому, я мог быть хорошим другом в тяжелые времена, и именно это спасло мой брак. Однако из-за этого я также часто слишком много брал на себя, и мою жизнь слишком часто заполняли вещи, которые мне уже не были нужны. Я никогда не хочу ничего терять, и это чувство коренится в самой глубине моего сознания. И оно встречается у приемных детей намного чаще, чем многие думают.                                                                                                                      

Родителем не становятся автоматически

Приемные дети лучше других понимают, что быть родителем — это значит не только дать жизнь ребенку, но и воспитать его. Один из моих друзей рассказал, что ему никогда не хотелось найти кровных родителей, потому что они лишились права называться его родителями, когда отказались от него. И, несмотря на то, что он иногда ссорился со своими приемными родителями, и иногда разочаровывал их, это были люди, которые изо всех сил старались воспитать его, которые совершали ошибки, но всегда были рядом, когда он нуждался в них.  Наше детство во многом зависит от того, какую позицию мы занимаем по отношению к нашим родителям, в какой момент из всемогущих супергероев, наших всезнающих хозяев, они превратятся в нашем сознании в реальных, живых людей со своими сильными и слабыми сторонами. Ведь даже самые плохие приемные родители являются родителями, просто потому что они готовы быть теми людьми, с которыми будут связаны их дети в лучшие годы своей жизни.

И все же, оно того стоит

Свои интервью с другими приемными детьми я каждый раз заканчивал вопросом: учитывая все, что вы знаете о жизни в приемной семье, готовы ли вы усыновить ребенка, если у вас не будет возможности иметь собственных детей? И каждый из них, даже если у этого человека был ужасный опыт жизни в приемной семье, говорил, что он бы это сделал. 

 Усыновление в этом случае — это готовность принять, что ты никогда не увидишь самого начала — никогда не сможешь родить ребенка. Это готовность принять, что ты сам, как когда-то твои приемные родители, будешь совершать ошибки, запутываться, но что ты все равно будешь родителем — пока ты готов стараться им быть.

Thinkstock/Fotobank.ru  Текст: Вера Ерохина

Материал подготовила Калмыкова С.А.

Про тайну

 

Людмила Петрановская, психолог: Просто посыпались тяжелые ситуации с подростками с тайной усыновления. И, конечно, там всегда не только в тайне дело. Но со всем остальным можно работать. А с проблемами, вызванными тайной - ничего не сделаешь. Открывать ее в этом возрасте, да еще на фоне конфликтов и кризиса в отношениях - рискованный ход с непредсказуемыми последствиями.

Как же всем начинающим приемным родителям хочется сказать: пожалуйста, я вас очень прошу, не делайте этого!

Не обрекайте себя и своего ребенка на этот кошмар, когда его корёжит изнутри от того, что вы даже не можете назвать ему словами, не можете его про это пожалеть, не можете отправить его про это поработать с психологом, потому что этого как будто нет. Тайна.

И когда ваш любимый ребенок в отчаянии повторяет - по глупому поводу, из-за задачки или ссоры с компанией приятелей: "У меня нет шансов, со мной все всегда будет плохо, мне нет места  в жизни", вы вынуждены говорить в ответ ничего не дающие благоглупости. Когда он злится на вас, сам не зная почему, а вы объяснить не можете. Когда он делает словно назло все, чтобы показать: он не ваш, он чужой, чтобы наконец вы произнесли это вслух, а вам так хочется, если честно...  

     Очень часто говорят о том, что тайна - это ложь ребенку, которую он не простит,  что это бомба, которая может взорваться в самый неподходящий момент. Все это так. Но для меня самое ужасное в тайне то, что это чулан, в который ребенка запирают с его болью - одного. Отдают ей на растерзание. А сами родители стоят за дверью и повторяют про "мы тебя любим" и "надо просто постараться".
Это, конечно, касается не только усыновленных детей. Любая пережитая ребенком боль, травма, потеря не должна быть запрещена к обсуждению, явно или неявно. Все эти "не надо его расстраивать, пусть скорее забудет, мы его бережем от этих разговоров" есть просто оставление без помощи, по малодушию ли, по незнанию, по традиции, по собственной неспособности выдерживать чувства.

Пожалуйста, не делайте так. Он не забудет, ваша любовь и забота сами по себе не отменят того, что уже было. Травма может накрывать через годы, особенно если имела место в самые ранние, досознательные, дословесные месяцы жизни. Спусковым крючком могут стать разлука, ссора с близкими, чье-то отвержение, какая-то неудача. И накрывшие депрессия, отчаяние, ярость или бессилие будут совсем вроде бы неадекватны поводу. Вы же не стали бы скрывать от ребенка, что у него диабет или астма, рискуя его жизнью? С ними можно жить и быть счастливым, нужно просто уметь позаботиться о себе в некоторых ситуациях.

Пожалейте детей. Они имеют право плакать в ваших объятиях обо всем, что с ними случилось. Они имеют право знать имя той боли, которая внутри, потому что только это дает шанс с ней справиться.

Не знаю, как еще сказать, чтобы поверили. Многие до сих пор уверены, что "так ему будет лучше".

Людмила Владимировна Петрановская - семейный психолог

По материалам сайта http://www.labirint.ru/authors/36354/

Материал подготовила педагог – психолог Калмыкова С.А.

Берите детей из детских домов! Не бойтесь!

Берите детей из детских домов! Не бойтесь!

От своего лица Елена делится собственным опытом опекунства:

По моим наблюдениям, у нас в стране, в отличие от стран Запада, не очень распространено опекунство, к нему прибегают лишь близкие родственники, потому что люди мало об этом знают, а на самом деле у опекунства очень много преимуществ.

Подробнее...

Адаптация ребёнка в замещающей семье.

clip image001

Адаптация ребёнка к новой семье происходит примерно  в течение года, и условно её можно поделить на три стадии.
Первая стадия характеризуется как
«Идеализированные ожидания», или «Медовый месяц»  
Замещающим  родителям хочется отдать всю накопившуюся любовь, потребность в ней.  Ребёнок испытывает удовольствие от своего нового положения, он готов к жизни в этой семье. Каждая из сторон полна надежд и старается понравиться другой. Так называемая, «опережающая привязанность друг к другу».  Многие дети сразу же начинают называть взрослых «папой»  и «мамой». Но это всего лишь означает, что они только хотят полюбить новых родителей. Ребенок испытывает  и радость, и тревогу одновременно.

Подробнее...

Особенности привязанности социальных сирот

 

 

 

Бывает так, что потенциальные  папы и мамы, решая принять ребёнка под опеку или усыновляя,представляют будущее своей семьи, равняясь на этакую «Эталонную» семью, которая изображается в рекламных роликах и на фотографиях в глянцевых журналах — мама, папа и двое очаровательных детей. Очень здорово, красиво! Но так в жизни встречается не столь уж часто даже в семьях с кровными детьми.   

Подробнее...

Мотивация принятия ребенка в семью

alt
Если вы только начинаете думать об усыновлении ребенка или уже дошли до стадии «завтра иду в опеку», обязательно задайте себе вопрос — почему вы хотите взять ребенка? Зачем вы хотите принять его в свою семью? Найдите ответ внутри себя и честно признайтесь себе в этом. Важно чтобы вы сами понимали — зачем вы хотите усыновить ребенка.   Обязательно обсудите ваши мысли и сомнения с вашим супругом, если вы планируете усыновлять ребенка вместе. Очень важно, чтобы в этом вопросе вы понимали друг друга и поддерживали, потому что на этом пути будут встречаться трудности, и эти трудности вам придется преодолевать вместе.

Подробнее...

Мифы о детях из детского дома

 
1

Мифы о детях из детского дома


1. «Это не имеет ко мне отношения»
Ранее, в советские времена проблема сиротства решалась просто: «с глаз долой – из сердца (головы, совести) вон». Для детей, оставшихся без родителей, строились закрытые учреждения за высоким забором или вообще за городской чертой. Этих детей практически никто не видел. Журналисты говорили о них мало, а выросшие детдомовцы о своем детстве старались не вспоминать. В результате проблема детей-сирот оказалась «виртуальной»: все слышали, что они где-то есть, но толком их никто не видел. Главное – государство о них заботится, и ладно.

Подробнее...

Психологические особенности детей детских домов

Дети из детских домов отличаются от детей, растущих в семьях, по физическому и психическому развитию и имеют ряд негативных особенностей, которые впоследствии сказываются на развитии ребенка, на его адаптации в социуме.

Подробнее...